Previous Entry Поделиться Next Entry
Отмороженный мухинец Свяневич. Часть 5/5
libelli_nestor
Еще одна цитата из воспоминаний Свяневича:
"Мое пребывание в лагере длилось со второй половины марта 1941 года до двадцатого апреля 1942 года, когда я был освобожден и двинулся на юг. Лагерная моя жизнь делится на два этапа: первый - до так называемой амнистии и освобождения из усть-вымьских лагерей в августе 1941 года. Второй - с конца августа 1941 года по 1942 год, когда меня и Адама Тельмана, бывшего адъютанта командования львовского Союза вооруженной борьбы (ZWZ, см. примечание 17), исключили из группы освобождавшихся и отправили назад в лагеря. Тельмана освободили в январе 1942 года, а меня - в апреле по личной просьбе нашего посла в Куйбышеве Кота и министров лондонского правительства Вацлава Комарницкого и Каэтана Моравского, сделавших по моему вопросу специальное представление советскому послу в Англии.
17 См.: Wladislaw Studnicki, Irrwege in Polen, Göttinger Arbeitskreis, August, 1951".
Между прочим, Владислав Студницкий - лидер польских коллаборационистов, можно его сравнивать с нашим Власовым, подробнее о нем см. http://www.sgvavia.ru/forum/206-7861-1 . Далее получается следующий расклад. Освобождается Тельман, несомненно связанный со Студницким. Тельман не мог не вступить затем в контакт с польским генералитетом. После его освобождения Кот начинает прилагать энергичные усилия для освобождения Свяневича и приезда его в Куйбышев. Там Свяневич узнает о переходе на немецкую сторону Козловского, тоже великого германофила.
Все сходится.

А байку о том, будто бы польские могилы нашли польские тодтовцы, якобы прийдя на место, якобы указанное им Парфеном Киселевым, даже не немцы сочинили - в Амтлихес этого нет. В своих показаниях, данных Фоссу, Киселев ничего не сообщает вообще о своей причастности к якобы имевшему летом 1942 г. походу тодтовцев к польским могилам. Пересказывает ее якобы со слов Словенчика Юзеф Мацкевич, явно родственник ближайшего соратника Студницкого Станислава Мацкевича, редактора виленской газеты, от которой был командирован в Козьи горы корреспондентом Юзеф. А ближайший сотрудник Словенчика Фогельпот в своих показаниях комиссии Мэддена вовсе не упоминает об этом эпизоде. Хотя вроде бы должен был.
Интересный поворот сюжета выходит.

  • 1
Должен признаться, не понял. Что сходится и в чем поворот сюжета?

Общая геббельсовская-катыноведческая (немецкая) схема (1)
1. В 1940 г. жидобольшевики секретно поубивали и похоронили офицеров. Свидетелями были местные жители Киселев, дом которого находился ближе всех к месторасположению могил, и Кривозерцев.
2. Летом 1942 г. польские тодтовцы сходили на могилы, убедились в том, что в них трупы польских офицеров и установили два березовых креста. Свидетелем этого был Киселев.
3. В марте 1943 г. Кривозерцев узнал от Киселева или их общих знакомых / родственников о походе тодтовцев и сообщил это ГФП. С конца марта ГФП начала раскопки.

Общая аковская (польская) схема (2)
Первый пункт совпадает с немецким.
2. Весной 1942 г. польские тодтовцы узнали от полячки жены гнездовского почтальона о привозе в Гнездово и казни в Козьих горах офицеров в 1940 г. Женщина сказала им также, что Киселеву известно местонахождение могил.
3. Тодтовцы пришли к Киселеву, он указал им место и дал лопату. Он сходили туда, убедились в нахождении в могилах трупов офицеров и установили первый березовый крест. Позднее летом 1942 г. вторая группа тодтовцев, которая сменила первую, установила второй березовый крест.
Четвертый пункт совпадает с третьим немецким.

Схема по свидетельствам Свяневича, Рубасиньского и Чапского (3)
Первый пункт совпадает с немецким.
2. По распоряжению Сикорского и Кота Чапский занимается с августа 1941 г., когда он был освобожден, составлением списка исчезнувших в 1940 г. / недостающих в в лагерях Андерса польских офицеров.
3. В конце осени 1941 г. подготовленный Чапским список вручается советскому руководству.
4. В ноябре 1941 г. Козловский, находившийся до того в лагерях Андерса, совершает переход к немцам.
5. В январе 1942 г. освобождается А. Тельман, что знал Свяневич.
6. С того времени Кот инициирует активную деятельность по освобождении из лагеря Свяневича и добивается его 20 апреля 1942 г.
7. В конце мая - начале июня Свяневич приезжает в Куйбышев, встречается с Котом. Узнав от Свяневича место, где в 1940 г. польских офицеров в последний раз видели живыми, Кот направляет туда агентов АК для выявления у местных жителей местонахождения их могил.
8. Агенты АК сходили на могилы, убедились в том, что в них трупы польских офицеров и установили два березовых креста. Свидетелем этого был Киселев. Здесь два варианта. Первый. Тодтовцы могли вступить в АК по вербовке отправленных туда агентов. Впрочем, резидентура польской разведки, позднее АК, действовала в Смоленске еще с довоенных времен. Поэтому не было необходимо отправлять туда агентов, достаточно было дать находившимся там соответствующие указания. Второй. Тодтовцы к АК отношения не имели (или, по меньшей мере, подавляющее большинство их). А фигурирующая в воспоминаниях Рубасиньского полячка как раз и была агентом, которого имел в виду Кот. В действительности она могла быть и вовсе не гнездовской, и не женой местного почтальона. То, что она так представила себя тодтовцам, не значит, что так было и на самом деле.
Девятый пункт совпадает с третьим и четвертым аковскими.

Схема, выявляемая из свидетельств Свяневича и Фогельпата (4)
В целом совпадает со схемой (3).
Существенное отличие в присутствии на катын-шоу Козловского.
Остается всего только предположить, что перебегает к немцам он с копией списка, составленного Чапским, необходимой для осуществления провокации ГФП, и летом 1942 г., по получении сведений, переданных Свяневичем в Куйбышеве Коту, организует чудесное обнаружение могил и польских трупов в них. Полячка и тодтовцы тогда остаются лишними, без существования полячки и участия тодтовцев вовсе можно обойтись, достаточно было одного Козловского даже и без привоза его в район Козьих гор. Чтоб он сказал слово Гнездово из рапорта Свяневича.
В случае, если расстрел в действительности был осуществлен вовсе не в 1940 г. кровавой гэбней, а в 1941 г. немцами.
К слову, как я уже показал в моей предыдущей статье, события, засвидетельствованные Свяневичем, происходили на станции не Гнездово, а Ракитная, от которых до места захоронения одинаковое расстояние. Но документами НКВД подтверждается факт доставки трех этапов в Гнездово. От этого и отталкивалось немецкое следствие, и этот факт не стала оспаривать комиссия Бурденко, между тем как в ее заключении говорилось о доставке офицеров расплывчато - в районы Смоленска (так и было).

Edited at 2017-07-11 14:00 (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account