ПОЧЕМУ СОЦИАЛИЗМ НЕ УТОПИЯ?

Ныне из каждого утюга ежеминутно доносится, что социализм — утопия, поскольку попытка его строительства потерпела провал. Это неверно, и я популярно растолкую, почему.
Маркс в известном письме Вейдемейеру писал, что сделал в своей жизни всего одно стоящее открытие — о том, что на смену эксплуататорскому классовому обществу в будущем придет бесклассовое коммунистическое. А между ними будет лежать переходная эпоха диктатуры пролетариата. В то время, когда это писал Маркс, он не вникал в конкретику различий между социализмом и коммунизмом. То и другое было от него бесконечно далеко, а в фантазии Маркс не пускался. Поздней в "Государстве и революции" Ленин коснулся этой темы, выделив две фазы построения коммунизма. Первая — это явно диктатура пролетариата, вторая — собственно коммунизм. Вроде бы здесь ничего нового после Маркса, но притом В.И. отметил, что социализм не наступит буквально на следующий день после пролетарской революции, после нее до наступления социализма должно пройти немало лет, смениться несколько поколений. Понятное дело, что социализм не мог установиться сразу же в стране с почти поголовно неграмотным населением, пахавшим землю деревянной сохой. Т. е. ему была необходима соответствующая ему материально-техническая база, сопоставимая с базой развитых капиталистических стран, соответственно высокий уровень образованности, культуры, цивилизованности. И, пожалуй, самое главное — военная безопасность. А Вторая мировая война представлялась в будущем неизбежной, к ней следовало подобающим образом подготовиться, чтоб отстоять свободу и независимость СССР.
Чтобы убрать логические противоречия, разделим эпоху диктатуры пролетариата на два периода: ранний, в течение которого решались только что представленные задачи, и зрелый = социализм. Социализм представляет собой переход в переходе от диктатуры пролетариата к коммунизму и делится, в свою очередь, еще на два внутренних этапа, аналогично ранний и зрелый.
Классики неоднократно постоянно заявляли, что коммунизм невозможно построить в отдельно взятой стране, он реализуем лишь в мировом глобальном масштабе. А социализм, по Ленину, в отдельном стране строить было не только возможно, но и необходимо. А вот о том, удастся ли построить, он не высказывался категорично и ясно. Писал, что удастся лишь объединенными усилиями рабочих нескольких стран, притом не с первой попытки, причем не исключено, что в каких-то случаях все придется переделывать капитально заново, с нуля. Как это правильно понимать? Выйти на стадию раннего социализма в рамках одной страны, как показал исторический опыт, реально. Но этого абсолютно недостаточно. Необходимо удержаться на ней и суметь перейти на следующую ступень — зрелого социализма — непосредственного перехода в переходе от социализма к коммунизму. Тут без адекватного этой задаче исторически нового межгосударственного союза или нового типа государства вообще никак. Эскадра тем сильнее, непобедимее, чем больше в ней кораблей. Но она движется со скоростью самого тихоходного судна. Далее необходима адекватная маттехбаза, способная успешно конкурировать с маттехбазой ведущих капстран. Затем адекватная система планирования и управления. И, наконец, что, видимо, самое главное — адекватная вновь наступившей исторической эпохе и исторически существенно изменившейся классовой структуре система государственной власти. Короче, подобающие ответы требованиям вновь наступившей эпохи НТР.
Далее адресую к видеолекциям по истории планирования в СССР Алексея Сафронова и материалам исследовательского проекта "Деглобализация" коллектива экономистов "Простые числа". Представлены в ютубе.
На возвращение от варварства, наступившего после падения Великой Римской империи, к утраченному уровню цивилизованности в форме зрелого феодализма миру понадобилась тысяча лет. По закону ускорения исторического действия явления, происходившие ранее, на новом витке диалектической спирали повторяются значительно скорее. Канувший в Лету блок стран социалистического содружества приходится признавать теперь отыгранной картой. Центр революционного движения из него ушел. На будущее коллектив "Деглобализации" представляет три наиболее вероятных сценария, главным актором в которых выступает Китай. По первому, эта страна выдвинется в мировые лидеры, оттеснив США на второе место, а с ЕС произойдет то же, что произошло с соцстранами: тяжелейший кризис, катастрофическое падение экономики с высокой вероятностью возникновения войны. По второму, может рухнуть экономика Китая из-за накопления множества противоречий и перенапряжения за последние десятилетия. По третьему, самому маловероятному из трех, в Китае к власти могут придти имеющиеся там т. наз. новые левые, т. е. последовательные коммунисты. Правда, неясно пока, насколько они интернационалисты. В Китае исторически сильна традиция национализма в общественной мысли. Если национализм удастся преодолеть, то это может дать мощный импульс революционному движению в целом мире. Рядом с Китаем Индия, где достаточно мощно развивается социалистическое рабочее движение. Сравнимая ситуация в Бразилии. При успешной реализации третьего сценария появятся высокие шансы восстановления социализма в бывших соцстранах. Притом у нас будет преимущество в том, что, имея исторический опыт, мы имеем большие шансы избежать ранее наделанных ошибок и повторить ранее пройденное нами по социалистическому пути намного быстрее.
Группа "Деглобализация" сообщает также о шести технологических укладах, в которых исторически последовательно удавалось в течение сотен лет развиваться и выживать капитализму. Шестой пока или еще даже не начался, или вот-вот начинается. Суть его в использовании генной инженерии, других биотехнологий, искусственного интеллекта. Перспективы развития этой отрасли НТР, мне кажется, не стоит здесь разъяснять. Но я вижу далее уже седьмой этап, которого члены группы не разглядели. Это освоение человечеством космоса. Казалось бы, в этом нет ничего нового, аппараты уже давно запускаются в ближний и дальний космос. Но суть, проблема в том, что Земля и Солнечная система не вечны. Последняя схлопнется через четыре с половиной миллиарда лет, Земля гораздо скорее, но угасание жизни на ней будет происходить в течение очень долгого времени в самых тяжелых формах. Целые материки погрузятся в океан, громадные территории превратятся в пустыни с постоянно дующим сильнейшим ветром и т. п.
Постольку человечеству для его выживания и сохранения накопленной за время его истории культуры не останется никакого другого выхода, как каким-то образом решить эту проблему. Практически это позволяют реализовать технологии плазменных реакторов, в разработке которых в последние годы были достигнуты огромные успехи. Ближайшие планеты (всего их пока нашли 6) с условиями, более менее близкими к земным, находятся от нас на расстоянии более 100 тысяч световых лет. По мне очевидно, что капитализм задачу такого масштаба и сложности решить категорически не сможет. А коммунизму она по плечу.

ЗАМЕЧАНИЯ К ПРИМЕЧАНИЮ 2/2

Под вопросом остались дальнейшие судьбы всего 329 из 717 (717 - 388), в т. ч. 276 из 664 и 53 из остальных (717 - 664).
Collapse )
Вот и поди их разбери. То говорят, что передача УНКВД - не расстрел и что передача вообще бюрократическая фикция, то утверждают абсолютно противоположное - будто бы передача УНКВД могла означать только расстрел...
4.04.2010

Когда 230 офицеров, которым следователи говорили, что они прошли проверку успешно, которые сами активно выявляли скрывавшихся бывших добровольцев и капо, отправляли в лагеря, им говорили, что их отправляют на выполнение секретного особого задания. Попав в лагеря, первое время (как сообщается в вышеупомянутом заявлении) они не понимали, кто они, заключенные или свободные люди. Позднее до них дошло, в каком статусе они находятся.
Но так описывают дело в заявлении 8 человек, обращавшихся якобы от имени всех 230-ти.
Теперь предположим, что никто заявителей писать обращение к Сталину не уполномочивал, что в действительности они писали только от самих себя, а остальные просто не возражали, но их молчание авторы приняли за согласие. Т. е. эти восьмеро не знали чего-то того, что о чем знали остальные 222.
Далее предположим, что в лагерях большинство из 230-ти офицеров на самом деле выполняли ответственное секретное задание, что остается тайной до сих пор. Действительно, их дальнейшая судьба с момента отправки заявления Сталину остается невыясненной доныне.
Так, может быть секретное специальное задание в лагерях они выполняли на самом деле и этим объясняется загадка вынесения приговоров уже в лагерях спустя довольно долгий срок после водворения в них?
Вспомним, что на той самой пристани на пути к Воркуте, на которую прибыли освобожденные из плена, в 1942 г. началось восстание заключенных в 1942 г. Вспомним еще готовившуюся гитлеровцами операцию "Анадырь" - массовое восстание заключенных Воркутинских лагерей. В восстании, которое произошло в 1942 г., участвовало несколько десятков заключенных и оперативникам стоило больших трудов подавить его, причем это заняло у них сравнительно долгое время. Но если бы планы немцев осуществились так, как задумывалось и готовилось, оно могло принять значительно бОльшие и гораздо более опасные масштабы. Если же допустить, что офицеры отправлялись в лагеря в качестве надежных секретных агентов с миссией предотвращения подобных инцидентов, тогда сходится. Становится ясно, почему одного из них, еще в статусе зэка, восстановили в партии и избрали парторгом, а также почему приговоры на них не находятся. Потому что приговоров не было и не могло быть. Раз отправляли особо секретными агентами, не должны были им выносить приговоры, потому что из этого вытекали бы чересчур далеко идущие никому не нужные юридические последствия.
1.05.2013

ЗАМЕЧАНИЯ К ПРИМЕЧАНИЮ 1/2

В катыноведческой литературе выражение «передача в УНКВД» неизменно трактуется как синоним расстрела. Так, в сборнике документов «Катынь. Март 1940 г. — сентябрь 2000 г. Расстрел. Судьбы живых. Эхо Катыни. Документы» присутствуют следующие пассажи: «После проведения фильтрации 717 возвращенных из финского плена военнослужащих РККА были переданы в распоряжение УНКВД по Ивановской области (то есть расстреляны), 2300 узников отконвоированы в Норильский лагерь, 1942 человека — в Воркутинский. Лишь 360 раненых остались в Вязниковском госпитале, 132 — в Ковровском. 1 сентября 1940 г. начальник Южского лагеря Соколов докладывал в УПВ: «Непосредственно в зоне лагеря бывших военнопленных нет»» (с. 42).
«После отправки в конце августа 1940 г. из Южского лагеря 717 бойцов и командиров Красной Армии, побывавших в финском плену, в Ивановскую тюрьму на расстрел, 2300 человек — в Норильский лагерь ГУЛАГа, 1942 военнослужащих — в Воркутинский лагерь [23], он также стал резервным» (с. 202; в цитате ссылка: См. подробнее: Лебедева Н. С. Материалы о судьбе военнослужащих РККА, плененных в период «зимней войны» 1939—1940 гг. //Мир источниковедения. Москва—Пенза, 1994. С. 185-191).
На основании чего составительница  сборника Н. С. Лебедева установила, что все переданные в данном случае в УНКВД были расстреляны?
Обратимся к документам.
Collapse )

Е. Климковский о подпоручике Островском

8 сентября с аэродрома в Москве на самолете типа «Дуглас» отбыли к местам своего постоянного расположения первые работники штабов дивизий и частично штаба армии во главе с генералами Борутой и Токаржевским. Всего около двадцати человек. Среди них: доктор полковник Болеслав Шарецкий, подполковник Петроконьский, подполковник Висьневский, госпожа Пеховская, капитан Ежи Каден, ксендз Ценьский, ксендз Вальчак, подпоручик Анджей Чапский, подхорунжий Ян Пасек и ряд других. Это были первые организованные группы, которым предстояло ознакомиться с местом предстоящей работы и начать там нормальную деятельность. Перед отъездом все собрались в гостинице «Националь», где их торжественно и в возвышенных выражениях напутствовал посол Кот, желавший им плодотворной работы по возрождению польской армии. Их поехали провожать генералы Андерс, Богуш и Жуков.
Командование армии разместилось в районном городке Бузулуке в центральной России за Волгой, в ста с небольшим километрах от Куйбышева, в который несколько позже из Москвы переехали все дипломатические представительства.
...
...Бузулук  это небольшой, милый и довольно чистый городок, похожий на многие города подобного рода на Волыни. Домики в нем небольшие, главным образом двух или одноэтажные; в центре в основном кирпичные. Сам центр ничем не отличался от центров других городов. Боковые улицы утопали в зелени садов. Главные улицы вымощены. Всюду электрическое освещение. Бузулук производил впечатление тихого, спокойного красивого города.
Мы временно остановились в гостинице, находившейся невдалеке от здания командования. Командование занимало большой трехэтажный дом, в котором было выделено около тридцати комнат. Там проживали главным образом офицеры штаба. Квартира генерала еще не была готова., отсутствовала мебель. Доставкой мебели из Куйбышева занимался известный аферист (hochsztapler) майор Островский, выдававший себя за двоюродного брата Андерса, против чего, впрочем, тот не возражал. Как выяснилось позже, Островский никогда не был майором, а лишь подпоручиком. Любил иногда выдавать себя за генерала Боруту или других штабных офицеров. Уже успел в Куйбышеве жениться, а через несколько недель развестись. Его жена приезжала в Бузулук жаловаться генералу, просила, чтобы он повлиял на своего кузена, но это мало помогло. Кузену все сходило с рук. Когда его авантюрам наступил предел безнаказанности, он исчез, уехал. Впрочем, появился еще раз в Ташкенте, а потом пропал бесследно.
...
В соответствии с планом Андерса, составленным еще в конце сентября совместно с Богушом и Окулицким, вывод армии должен быть произведен через иранскую границу или в крайнем случае через Афганистан, пусть даже в Индию. С этой целью, как мы знаем, первым этапом реализации этого плана являлся перевод польской армии на юг, как можно ближе к упомянутым границам. Однако, предвидя на пути осуществления своих намерений значительные трудности, Андерс хотел поставить всех перед свершившимся фактом. Поэтому на узловые станции были высланы офицеры (уполномоченные), которые направляли гражданских лиц и призванных в армию не в существующие места дислокации частей, а на юг Советского Союза, в окрестности Ташкента, где Андерс проектировал продолжать формирование армии.
С этой поры новый период страданий польского населения. Люди начали перемещаться туда и обратно в обе стороны. Сначала с различных концов СССР они ехали несколько тысяч километров в Бузулук, Тоцкое и Татищево. Не доезжая этих станций, они встречали офицеров, которые отправляли их на юг. Снова несколько тысяч километров езды в неизвестные места, где не имелось даже гражданской опеки. Измученные до предела люди не находили никакого пристанища и обещанных воинских частей. Те, кто еще имел немного сил и денег, возвращались в центральную [134] Россию, в Бузулукский район. Возникла неописуемая неразбериха, люди сыпали проклятьями, что их обманули. Во время беспорядочных, бессмысленных скитаний многие гибли. Те, кто остался на юге, оказались в очень плохих условиях. Никто не был подготовлен к их приезду. Квартир не было. Продуктов не было. Начались заболевания, производившие опустошение среди поляков. Люди обижались на советскую власть, считая, что она виновата в том, что они оказались в таких условиях.
Профессор Кот, направляясь из Москвы в Куйбышев, видел эти толпы и писал Сикорскому:
«Телеграмма от 20. X. 1941 г.
...В дороге я видел толпы наших бедных людей, больных и голодных, направляемых без плана...»

 Климковский Е. Я был адъютантом генерала Андерса. — М.: Издательство МЭИ, 1991.
http://libelli.ru/z/41/klimkows.zip

Е. Климковский о Ч. Шатковском

В это же время, примерно в конце декабря 1941 года, советские органы сообщили нам, что к ним явились курьеры из Польши с просьбой о направлении их к Андерсу. Они перешли линию фронта, чтобы установить связь между подпольем в Польше и польской армией в СССР.
Советские органы привезли их с фронта в Москву на Лубянку, а затем попросили, чтобы доверенный офицер Польской армии приехал за ними и забрал их в Бузулук, поскольку это польское внутреннее дело.
Андерс выслал за курьерами в Москву майора Бонкевича, начальника второго отдела, который вскоре вернулся с поручиком Чеславом Шатковским (псевдоним  ротмистр Заремба) и еще тремя офицерами.
Collapse )
Сам переход Шатковского через линию фронта проходил следующим образом: после согласования с немецкими властями посылки к Андерсу курьера им избрали поручика Шатковского. Вместе с тремя приданными ему коллегами он в сопровождении офицера немецкой разведки сел на Главном вокзале в Варшаве на поезд. Доехали до Харькова. Здесь все вышли и затем в сопровождении того же немецкого офицера были доставлены к передовой линии фронта, где их спокойно пропустили на советскую сторону. Прибыв туда, они явились на первые попавшиеся посты с просьбой отправить их в Польскую армию как курьеров подполья, следующих к Андерсу.
В заключение хочу сказать, что поручик Шатковский, отсидевший в тюрьме три года и освобожденный лишь в Иерусалиме, кажется, до сего дня не очень понимает, почему Андерс покушался на его жизнь.
Климковский Е. Я был адъютантом генерала Андерса.  М.: Издательство МЭИ, 1991.

Е. Климковский о Л. Козловском

Что касается политических вопросов, то он [Андерс. - В.С.] был глубоко убежден в неизбежном поражении Советского Союза и не сомневался в победе Германии настолько, что искал даже определенных людей и путей к высшим немецким военным чинам. Лучшим эмиссаром он считал бывшего премьера Польши профессора Леона Козловского, рассуждавшего таким же образом, как Андерс, и мыслящего теми же категориями, убежденного в победе Германии. Леон Козловский считал, что Польша, несмотря на все происшедшее в сентябре 1939 года, должна сотрудничать с Германией, как [131] это сделали Румыния, Венгрия и другие сателлиты «оси». Поэтому Андерс, встретив Козловского в посольстве в Москве, направил его в штаб Бузулук и под видом определения на работу в армию, одел его в военное обмундирование.
Collapse )
Нужно было спасаться. Андерс учредил суд и, чтобы решительно отмежеваться от всего этого, приказал судить Леона Козловского за государственную измену, переход на сторону противника. Он требовал вынесения смертного приговора. Послушный суд, не вникая в существо дела, приказ выполнил. Леона Козловского объявили предателем и дезертиром и приговорили к смертной казни. Андерс приговор утвердил, хотя не имел на это права, ибо смертные приговоры на офицеров мог утверждать только верховный главнокомандующий Сикорский. Андерс, однако, опасался, что Сикорский может приказать произвести повторное расследование и рассмотрение дела в суде, поэтому предпочел поставить всех перед свершившимся фактом.
Климковский Е. Я был адъютантом генерала Андерса.  М.: Издательство МЭИ, 1991.

Максим Артемьев. Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)

По соглашению Майского–Сикорского все арестованные поляки должны были быть выпущены на свободу. Однако Козловского продержали в заключении дольше всех – целый месяц, до сентября 1941 г. В НКВД он по требованию следователей написал подробный отчет о своей жизни и деятельности во главе польского правительства. Выпущенный на свободу, он отправился в польское посольство, где ему предложили работу, но отношения с послом Станиславом Котом и с командующим польской армией генералом Владиславом Андерсом не сложились. К бывшему «пилсудчику» отнеслись подозрительно, к военной службе он не годился по возрасту и состоянию здоровья. И тогда Леон Козловский принимает фантастическое по дерзости решение – бежать к себе на родину и переждать лихие военные годы в собственном имении. Он выехал в Ташкент с эшелоном, вывозящим в глубокий тыл поляков, неспособных к службе в армии. По дороге экс-премьер сошел в оренбургских степях на станции в Бузулуке, где находилась одна из баз армии Андерса, и на какое-то время задержался там, готовя побег. 27 октября 1941 года он вместе с капитаном Анджеем Литвинчуком, наконец, отправился в путь.

Collapse )

КАТЫНСКИЙ «СВИДЕТЕЛЬ»

Усталый и больной Козловский хотел было отойти от всех политических дел и сосредоточиться на научных занятиях, но это ему не удалось. После обнаружения в апреле 1943 г. останков поляков, расстрелянных под Катынью, он был избран нацистами как один из тех, кто должен был засвидетельствовать, что преступление совершено Советами. В один из майских дней у дверей его берлинской квартиры появились агенты гестапо, которые дали ему пять минут на сборы и отправили самолетом в Смоленск, где в числе других отобранных ведомством Геббельса лиц он должен был присутствовать при эксгумации трупов. Хотя Козловский и старался избегать публичной огласки, ему все-таки пришлось заявить в частном письме, что расстрелы польских офицеров проводили сотрудники НКВД. В итоге Геббельс решил не использовать широко его показания, поскольку в глазах и самих поляков, и зарубежной общественности бывший премьер был скомпрометированной фигурой из-за тесного сотрудничества с немцами.
http://dompolski-journal.ru/articles/article/107/