?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Вероника не придет
libelli_nestor


Жанр

драма



Режиссёр

Элина Суни



Продюсер

Яков Арсёнов



Автор
сценария

Элина Суни



В главных
ролях

Мария Скосырева
Римма Маркова
Виталий Емашов
Алиса Гребенщикова
Наталья Защипина
Владимир Шульга



Оператор

Петер Доерфлер



Композитор

Александр Григорьев
Глеб Гезиков
Алексей Беляков



Страна

Россия



Язык

русский



Год

2008


Л.М. Островская

«ВЕРОНИКА НЕ ПРИДЁТ» - КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ  ЭПОХИ

Фильму режиссёра Элины Суни «Вероника не придёт» исполнилось десять лет. Солидный возраст, а он остаётся свежим,  актуальным, востребованным  киноклубами, зрителями,  ценящими добротное,  талантливое,  умное  кино, и телевидением.

С Вероникой,  которая не придёт,  я иду по киножизни  с момента её  появления  на экране и по сей день. В силу разных обстоятельств,  включая показ картины во Франции на фестивале «Встречи с российским кино в Лиможе» /2010/, мне довелось видеть картину не менее десяти раз и последний раз 28.02.18 в нашем «Медиа-клубе Чехов» с участием режиссёра-сценариста Элины Суни и актрисы Марии Скосыревой.
Казалось бы, при знании фильма практически наизусть ожидать появления  новых   прочтений,  трактовок и открытий  не приходится.  Ан нет,  некоторые соображения всё же появились и, более того, попросились  наружу и легли на бумагу.
Киноведческая наука  трактует кинематограф как пластический вид искусства,  близкий по своей природе, скорее музыке,  чем фотографии и живописи /Г. Дарахвелидзе/.
В оценках художественности произведений кино нередко используется  эпитет симфоничность, и это неслучайно и правомерно, поскольку симфония есть одно большое целое, в котором последовательно сливаются, объединяются различные  составные части, где каждая часть имеет самостоятельное тематическое содержание и выражение,  отличающиеся  по темпу и настроению. Равно как и в кино.
С 10-го просмотра пришло озарение, что вполне  уместно и полезно для более глубокого восприятия и понимания  применить  к картине «Вероника не придёт»   термин  «симфоничность» и вслушаться  чутким ухом в   чередование темпов и  интонационный строй  сюжетных линий.
Фильм начинается с  динамичного пролога – presto, часть первая. Вероника Павловна Сорокина – главная роль Риммы Марковой – на рассвете, по пустынной улице, сильно прихрамывая, но стремительно, вышагивает к Дому на набережной.  Дерзко и агрессивно врывается в квартиру, где живёт с семьёй её 50-летний сын, учиняет разор, пугает детей,  выкрикивает брань в сторону невестки. Взяв то, за чем пришла – пакет с кофе, быстро с  грохотом удаляется  под страдальчески сдавленное проклятие сына: «Ненавижу, не приходи больше!»
Далее,  часть вторая. Темп резко замедляется,  переходит в andante moderato,   после прологового погрома сменяется тихим покаянным телефонным разговором Вероники Павловны с   сыном и её решением уйти  в дом престарелых,  но не для того чтобы жить там, а для того чтобы, побыв месяц-другой,  умереть во сне.  Выбор приюта приходится на не простой,  а на элитный Дом  для крупных партийных функционеров КПСС, вышедших в тираж. Подавленный,  смущённый сын,  угрызаясь совестью,  оформляет необходимые документы, привозит и стыдливо сдаёт мать на попечение этой привилегированной богадельни. 
Часть третья. В этой части звучит и достигает полного раскрытия главная тема драматургической линии Вероники /Мария Скосырева/. Внятно, громко, ярко, изобретательно раскрывается история жизни Вероники  от самодовольного и циничного преуспевания в государственно-партийной сфере - куда уж больше: сама депутат  Верховного Совета, а любовник член ЦК КПСС?!, до роковой страсти  к мечтательному журналисту и поэту Сергею, несостоявшейся их любви, стоящей им обоим увечий и одинокой неприкаянной старости.
Для построения сюжета и отчётливого звучания многих разных тем применён  принцип  периодичности и повторяемости с использованием  контрастных противопоставлений, а также  приём  флэшбеков,   удалённых в прошлое где-то на 30-35 лет в середину восьмидесятых прошлого века,  примерно в 1976г, и  способ   двойникования  всех главных персонажей в дуэты - «молодой-пожилой». Посредством такой партитуры   раскрываются  судьбы,  жизнь, события,  характеры, взаимосвязи людей, формирующих увлекательную драматургию фильма.
Главная тема   многократно чередуется с   приглушённым фоновым  звучанием тем второго плана,  таких, например, как  групповой портрет  постояльцев дома - персональных пенсионеров, бодрячков - «пердунов, которые всю страну развалили», не чуждых чувству дружбы и солидарности, но и  феномену   взяткодательства,  прибегающих к оному,  пусть наивно,  глуповато, комически и  на « благие цели»,  но всё- таки для них органическому.
Но не о  главной теме пойдёт речь. На этот раз ухо избирательно улавливало другие, не столь  подробные и очевидные темы и сюжеты, а  эскизные, контурные. касающиеся  второплановых персонажей: Андрея/Прохор Дуравин/ -  сына Вероники  и Нины /Алиса Гребенщикова/-  дочери Сергея.
Тема сына оставила вопросы. Почему  Вероника растит сына одна,  где его отец,  был ли у неё муж, и что с ними случилось? А ведь что-то случилось на заре её комсомольской юности, от  чего-то  она пошла в разнос?  Что сделало её циничной карьеристкой, добытчицей благ,  званий и орденов  « известным способом»  от члена ЦК КПСС.  Почему сын не желает пользоваться привилегиями матери и сбегает от неё в романтическом протестном  порыве на Север, чтобы через  два года унижённо вернуться под  материнское крыло и минорно  маяться по жизни до 50-ти лет, живя в принадлежащей матери престижнейшей квартире?
Вероника Павловна встречает в приюте своих бывших коллег - «гномов», свою беззаветно преданную ей по прежней работе и личной жизни   секретаршу Любу - «мокрицу»,  и странную  сотрудницу приюта – 40-летнюю женщину,  тоже трагически причастную к её прежней блестящей жизни и карьере.
Образ секретарши Любы, неизменяемой во времени правдолюбки, добросердечной и наивной, уничиженно  преданной Веронике и одинокой,  блестяще создан дуэтом  талантливых актрис – молодой /Марина Чуракова/ и пожилой  /Наталья Защипина/.
Молчаливая  же - буквально, роль почти без текста - сотрудница приюта Нина / Алиса Гребенщикова/, роющаяся в чужих вещах и документах, страдающая клептоманией  и падкая на  блестящие вещицы и сумку с деньгами, оказывается дочерью Сергея, проведшей детство в детском доме после самоубийственной гибели матери и сумасшествия отца. Тотальная детдомовская сиротская обездоленность, искалечившая её жизнь, блестяще сыграна актрисой в беззвучной сцене  застолья с отцом,  исключительно посредством  выразительной  мимики на крупном плане, когда выясняется,  что угощения, выставленные на столе для отца, для неё самой недоступная  и неведомая ранее роскошь, вкуса которой она никогда не знала.
И, наконец, часть четвёртая, allegro, - мажорный  оптимистический финал-сказка,    начинающийся с момента отключения тормозов у инвалидной коляски с Сергеем и его спонтанно-пафосное движение, без руля и без ветрил,  к спасительной  встрече с Вероникой и счастливому общепримиряющему концу, когда все сошлись, все встретились, всё пропавшее   нашлось, всё всем прощено, книги стихов Сергея изданы, свадьбы сыграны, все принаряженные и прибранные открыты к продолжению жизни.
Всегда раньше этот финал воспринимался как  акт добросердечия  и сочувствия  автора сценария и  режиссёра  Элины Суни к своим  героям -   какие они ни есть, а наши люди. Но вот на десятый раз и, возможно, вопреки авторам фильма, как эксцесс зрителя, осмеливаюсь предложить совсем другую интерпретацию последней, бутафорской части фильма. Только нужно вспомнить, с каким настроением Вероника Павловна Сорокина пришла в этот Дом престарелых – умереть во сне! Финал и есть её последний сон – умирание, умиротворенный  уход в мир иной. Если принять такую трактовку, то  тогда логика  и гармония повествования не нарушаются, а картина обретает безупречную целостность и органичность.
Здесь уместно с печалью заметить, что великая актриса Римма Васильевна Маркова тоже скончалась во сне в Боткинской больнице  15 января 2015г. на 90-м году жизни.

Метки: